Пленум Верховного Суда об ОСАГО

Соотношение способов защиты

Одним из первых разъясняемых вопросов было соотношение Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» и Закона об ОСАГО. Итогом разъяснения стало ограничительное применение Закона о защите прав потребителей. Во-первых, было подчеркнуто его распространение исключительно на страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств, когда оно осуществляется только для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности (п. 2).

При этом предполагалось ввести презумпцию: в случае когда договор заключен гражданином — индивидуальным предпринимателем, но из текста договора напрямую не следует, что он заключен именно индивидуальным предпринимателем, то к такому договору применяются правила Закона о защите прав потребителей.При этом, даже допуская применение Закона о защите прав потребителей к рассматриваемым отношениям, ВС РФ ограничил его применение в случаях уступки прав по договору ОСАГО, несения ответственности за нарушение договора страховой компанией.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Говоря о том, в какой степени к отношениям из договора ОСАГО могут применяться нормы Закона о защите прав потребителей об ответственности, отметим, что если речь идет о взыскании штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего, то законодательство о защите прав потребителей применяется при наступлении страхового случая до 01.09.

2014 и ранее (п. 60 Постановления N 2).Во-вторых, спорным было применение Закона о защите прав потребителей к отношениям между потерпевшим и профессиональным объединением страховщиков в связи с компенсационными выплатами. Их специфика состоит в том, что Российской союз автостраховщиков (РСА) вступает в отношения по выплате страхового возмещения в ситуации, когда деятельность страховой компании затруднена, ее финансовое состояние находится под угрозой (отозвана лицензия, введена одна из процедур, применяемых в банкротстве), а для случаев возмещения вреда, причиненного здоровью, — также при отсутствии страхового полиса ОСАГО у причинителя вреда.

Право на получение компенсационной выплаты взамен неполученного страхового возмещения является гарантией защиты прав потерпевших в ДТП. Профессиональное объединение страховщиков в отличие от страховой компании не несет непосредственной обязанности по выплате страхового возмещения, а лишь компенсирует отсутствие такой выплаты.

На аналогию отношений, а не на точное их совпадение указывается и в п. 1 ст. 19 Закона об ОСАГО. По этой причине законодательство о защите прав потребителей на отношения между РСА и потерпевшими не распространяется (п. 2 Постановления N 2).В то же время РСА не может быть освобожден от ответственности, если допустит нарушения, связанные с компенсационными выплатами, в связи с чем предусмотренные Законом об ОСАГО неустойка, финансовая санкция и штраф применяются и к профессиональному объединению страховщиков (п. 66 Постановления N 2).

Рассматривая вопросы, касающиеся обращения в суд с иском о взыскании суммы страхового возмещения, ВС РФ не обошел вниманием проблему выбора филиала страховой компании, по местонахождению которого может быть подан иск. Отсутствие критериев выбора конкретного филиала юридического лица при подаче искового заявления о взыскании страхового возмещения (филиала, которым выдан соответствующий страховой полис, либо филиала по месту наступления страхового случая) породило в судебной практике различные подходы к определению подсудности.

Сторонники формального подхода исходят из того, что соответствующий иск может быть заявлен только к тому филиалу, который оформил договор ОСАГО. В то же время это создает определенные сложности для потерпевших, так как договор ОСАГО действует на всей территории РФ и ДТП может произойти далеко от места заключения договора, но в непосредственной близости от места жительства должника.

Для потерпевших-граждан это нивелируется правилами альтернативной подсудности, заложенными в Законе о защите прав потребителей (ст. 17): иск, в частности, может быть предъявлен по месту жительства или пребывания потерпевшего-потребителя. Для потерпевших — юридических лиц такие правила отсутствуют.В деятельность филиала страховщика входит не только заключение договоров страхования и исполнение заключенных именно этим филиалом страховщика договоров, но и исполнение обязательств по договорам страхования, заключенным от имени страховщика другими филиалами, если страховой случай произошел на территории, покрываемой юрисдикцией этого представителя страховщика в субъекте Российской Федерации.

Обращение потерпевшего с заявлением о страховой выплате к представителю страховщика порождает у последнего права и обязанности, установленные Законом об ОСАГО. Соответственно, споры, связанные с исполнением таких обязанностей, будут вытекать из непосредственной деятельности представителя (филиала) страховщика.

Эта логика и легла в основу подхода, закрепленного в п. 5 комментируемого Постановления, и может быть применена в спорах как с потребителями, так и с юридическими лицами. Предполагается альтернатива в выборе подсудности: иск может быть предъявлен как по местонахождению филиала, которым заключен договор, так и по местонахождению филиала, принявшего заявление о выплате страхового возмещения.

Пленум Верховного Суда об ОСАГО

Разъяснения не решает до конца проблему чрезвычайно малого числа филиалов (представительств) страховой компании, уполномоченных на принятие такого заявления, актуальную для ряда регионов Думается, что более верно будет предоставлять потерпевшему право на обращение с заявлением в любой из удобных филиалов страховой компании в регионе и определять подсудность спора по местонахождению такого филиала.

Важно также обратить внимание на случаи, когда договоры ОСАГО заключаются от имени юридического лица страховыми агентами или территориальными подразделениями, находящимися в ином регионе и не обладающими статусом филиала или представительства: подсудность споров здесь определяется по общим правилам определения территориальной подсудности (ст. 28 ГПК РФ, ст. 35 АПК РФ), т.е. по местонахождению самого юридического лица — страховой компании.

Спорным вопросом явилось соотношение способов защиты прав потерпевшего: конкуренция договорного иска о взыскании суммы страхового возмещения в порядке ст. 931 ГК РФ, предъявляемого к страховой компании, и деликтного иска к причинителю вреда на основании ст. 1064 ГК РФ, а также о праве потерпевшего на выбор способа защиты.

По правилам ст. 1072 ГК РФ лицо, ответственность которого застрахована в порядке обязательного страхования в пользу потерпевшего, отвечает за причиненный вред в случае недостаточности страхового возмещения в виде разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба. В то же время исходя из положений ст.

страховщик имеет право выдвинуть в отношении требования о страховой выплате возражения, которые он имеет в отношении требования о возмещении вреда (п. 2 ст. 11). При этом не указано, в каком качестве страховщик должен быть привлечен к участию в деле (как третье лицо или соответчик). Кроме того, положения этой нормы также допускают существование иска, предъявляемого непосредственно к причинителю, без участия страховщика.

Пленум Верховного Суда об ОСАГО

В судебной практике сложилось два подхода к применению указанных норм. Согласно первому право истца на предъявление иска к непосредственному причинителю вреда не может быть ограничено фактом страхования ответчиком своей ответственности и потерпевший вправе выбрать, к кому и с каким иском обращаться.

Второй подход состоит в том, что предъявление иска к причинителю вреда возможно лишь в случае недостаточности страхового возмещения . Этот подход основан на разъяснениях ВС РФ, содержащихся в Обзоре законодательства и судебной практики ВС РФ за I квартал 2007 г., утвержденном Постановлением Президиума ВС РФ от 30.05.

2007 ( в ответе на вопрос N 11).И у первого, и у второго подходов есть существенный недостаток: они допускают рассмотрение требования к причинителю вреда в отрыве от требования к страховой компании (при втором подходе — в случае согласия на это причинителя вреда). Это неизбежно ведет к усложнению процесса, его многоступенчатости, возникновению споров об основаниях и объеме выплаты страхового возмещения и суммы ущерба, возмещаемого причинителем.

По этой причине в целях процессуальной экономии, обеспечения максимальной защиты прав не только потерпевшего, но и причинителя вреда в комментируемом Постановлении предложена модель единого процесса, в ходе которого одновременно рассматриваются споры и к страховой компании, и к причинителю вреда (п.

6 Постановления N 2). С точки зрения процессуальных правил такая конструкция не вполне обоснованна. Привлекая страховую компанию в процесс, суд, по сути, вынуждает истца становиться истцом не только по деликтному, но и по договорному иску. Кроме того, имеет место расширительное толкование ч. 6 ст. 46 АПК РФ, поскольку рассматриваемый пример не относится к случаям, в которых арбитражный суд вправе по собственной инициативе привлекать ответчика.

Привлечение страховой компании в процесс влияет на его ход. Так, при несоблюдении претензионного порядка (заметим, что в случае, когда иск первоначально заявлялся только к причинителю вреда, потерпевший мог и не направлять претензию страховой компании) исковые требования как к страховщику, так и к причинителю вреда должны быть оставлены без рассмотрения на основании абз. 2 ст. 222 ГПК РФ и п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ (п. 9 Постановления N 2).

Глава IV. Рассмотрение споров, связанных с выплатой единовременного пособия

В
данной главе речь пойдет о праве
военнослужащих, граждан, уволенных с
военной службы, и членов их семей на
единовременное пособие, установленное
пп. 2 и 3 ст. 18 Федерального закона «О
статусе военнослужащих».

Впервые
единовременное пособие как особый вид
социальной защиты военнослужащих и
членов их семей было введено пп. 2 и 3 ст.
18 Закона Российской Федерации «О статусе
военнослужащих» от 22 января 1993 г.

Данный
вид социальной защиты нередко отождествляют
с обязательным государственным
страхованием жизни и здоровья
военнослужащих. Некоторые ошибочно
считают, что единовременное пособие
является одной из форм такого страхования.
Это происходит, видимо, потому, что
нормы, устанавливающие право военнослужащих
на страховое обеспечение и единовременное
пособие, находятся в одной статье
Федерального закона «О статусе
военнослужащих» — ст. 18.

Выплата
единовременных пособий не имеет никакого
отношения к страхованию и с выплатой
страховых сумм никак не связана. Условия
и порядок выплаты единовременных пособий
принципиально отличаются от условий и
порядка выплаты страховых сумм. Это
совершенно иные правоотношения.

Рассматривая
все законодательные и нормативные акты,
непосредственно регулирующие порядок
и условия выплаты единовременных
пособий, следует отметить их небольшое
количество. Прежде всего это упомянутые
выше пп. 2 и 3 ст. 18 Федерального закона
«О статусе военнослужащих». Гарантировав
военнослужащим данную выплату, государство
реализует ее через федеральные
министерства и ведомства, где предусмотрена
военная службы граждан.

Кроме
законодательных норм, существуют и
подзаконные акты, регулирующие
рассматриваемые правоотношения.

Примечание

В
Министерстве обороны Российской
Федерации порядок и условия реализации
вышеуказанных норм Федерального закона
«О статусе военнослужащих» регулируются
приказом министра обороны Российской
Федерации «О порядке выплат единовременных
пособий в Министерстве обороны Российской
Федерации» от 2 февраля 1999 г. № 55.

Пленум Верховного Суда об ОСАГО

В
Федеральной службе безопасности
Российской Федерации — приказом «Об
утверждении Инструкции о порядке выплаты
единовременных пособий военнослужащим
органов Федеральной службы безопасности,
гражданам, призванным на военные сборы,
и членам их семей» от 29 мая 1999 г. № 232.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

В
Службе специальных объектов при
Президенте Российской Федерации —
приказом начальника Главного управления
специальных программ Президента
Российской Федерации «О порядке выплаты
в Службе специальных объектов при
Президенте Российской Федерации
единовременных пособий, установленных
пунктами 2 и 3 статьи 18 Федерального
закона «О статусе военнослужащих»
от 28 января 2000 г. № 6.

Прочитайте также:  Перевод накопительной части пенсии в НПФ в 2019 году

А.
В досудебном порядке.

Какуже отмечалось
выше,особая
форма социальной защиты военнослужащих
и членов их семей в виде выплаты
единовременного пособия гарантирована
государством и реализуется от его имени
соответствующими федеральными
министерствами и ведомствами, в которых
предусмотрена военная служба.

Именно
поэтому при возникновении любых вопросов,
связанных с порядком и условиями выплат
единовременных пособий, следует
обращаться прежде всего в соответствующие
министерства и ведомства, а точнее, в
их финансовые структуры, которые
определены приказами.

Следует
подчеркнуть, что обращение по подобным
вопросам в Департамент страхового
надзора Министерства финансов Российской
Федерации (как в случае решения споров
по обязательному государственному
страхованию жизни и здоровья) не имеет
смысла. Департамент занимается надзором
только в сфере страховой деятельности,
в которую выплата единовременных пособий
не входит.

Примечание

Согласно
п. 22 Инструкции (приказ министра обороны
Российской Федерации 1999 г. № 55) общее
руководство по выплате единовременных
пособий военнослужащим и членам их
семей в Министерстве обороны Россий­ской
Федерации осуществляется Главным
управлением военного бюджета и
финансирования Министерства обороны
Российской Фе­дерации (103160, г. Москва,
К-160).

Контроль
за работой воинских частей (военных
комиссариа­тов) по законному оформлению
документов и своевременному пред­ставлению
их в организацию для решения вопроса о
выплате еди­новременных пособий
возлагается на финансово-экономические
уп­равления видов Вооруженных Сил
Российской Федерации, военных округов,
флотов и областные военные комиссариаты
(военные комис­сариаты республик,
краев, Московский и Санкт-Петербургский
го­родские военные комиссариаты) (п.
23 вышеуказанной Инструкции).

Центральная
военно-врачебная комиссия Министерства
обо­роны Российской Федерации,
военно-врачебные комиссии видов
Вооруженных Сил Российской Федерации,
военных округов, флотов, флотилии
осуществляют контроль за обоснованностью
заключений ВВК о причинной связи
полученных военнослужащими повреждений
здоровья и категории годности
военнослужащих к военной службе (п. 24).

Решение
о выплате единовременных пособий
военнослужащим ФСБ России либо об отказе
в их выплате принимается руководством
ФСБ России (п. 3.1 Инструкции (приказ ФСБ
России от 29 мая 1999 г. № 232). Выплата
единовременных пособий осуществляется
органом федеральной службы безопасности,
представившим документы для принятия
решения по указанной выплате (п. 3.2).

Б.
В судебном порядке. 

Практика
осуществления выплаты единовременного
пособия, установленного п. 3 ст. 18
Федерального закона «О статусе
военнослужащих», свидетельствует об
ошибочном понимании указанной правовой
нормы прежде всего самими военнослужащими,
а также должностными лицами воинских
частей и военных комиссариатов, которые
готовят необходимые документы, по
которым осуществляется выплата.

Требования
о выплате единовременного пособия,
установленного п. 3 ст. 18 Федерального
закона «О статусе военнослужащих»,
нередко поступают от военнослужащих,
которые уволены из Вооруженных Сил
Российской Федерации в связи с признанием
их негодными к дальнейшему прохождению
военной службы вследствие заболевания,
полученного в период военной службы.

Доводы,
приводимые указанными военнослужащими
в обоснование своего права на единовременное
пособие, ошибочны. Достаточно одного
того факта, считают они, что их уволили
из Вооруженных Сил по состоянию здоровья
и они признаны негодными для дальнейшего
прохождения военной службы. Подтверждением
же того, что их заболевание, приведшее
к увольнению, связано с исполнением
обязанностей военной службы, по их
мнению, является тот факт, что до
поступления в военное училище они были
здоровы, а заболели в армии.

При этом
они ссылаются на ст. 37 Федерального
закона «О воинской обязанности и военной
службе», в которой указано, что является
исполнением обязанностей военной
службы. С точки зрения данных военнослужащих,
вся служба в армии была исполнением
воинских обязанностей, определенных
уставами, приказами командиров и
начальников. С подобными «доказательствами»
некоторые военнослужащие обращаются
и в суды, считая, что их незаконно лишили
права на единовременное пособие.

Однако
следует еще раз подчеркнуть, что причинную
связь повреждения здоровья военнослужащих
с военной службой определяют только
органы военно-врачебной экспертизы
(ст. 51 Основ законодательства Российской
Федерации об охране здоровья граждан
от 22 июля 1993 г. № 5487-1). Формулировки
заключения ВВК о данной причинной связи
определены постановлением Правительства
Российской Федерации «Об утверждении
Положения о военно-врачебной экспертизе»
от 25 февраля 2003 г. № 123 и записываются в
свидетельстве о болезни.

К
сожалению, приведенные выше рассуждения
истцов принимались во внимание некоторыми
судами. Для восстановления законности
в данном вопросе ответчик вынужден был
реализовывать свои права на кассационное
обжалование и подачу ходатайства о
принесении протеста в порядке надзора.

Так,
например, в В.-Пышминский городской
народный суд Свердловской области
обратился гр. Б., уволенный из Вооруженных
Сил Российской Федерации по состоянию
здоровья и признанный негодным для
дальнейшего прохождения службы вследствие
заболевания, полученного в период
военной службы. В своем исковом заявлении
он утверждал, что ему незаконно отказано
в выплате единовременного пособия в
размере 60 окладов денежного содержания.

В подтверждение своих доводов истец не
представил ни одного доказательства,
однако достаточно подробно изложил всю
историю своей службы от поступления в
военное училище до увольнения из армии.
Суд, рассмотрев требования истца,
удовлетворил их, посчитав, что истец
имеет право на единовременное пособие.

Пленум Верховного Суда об ОСАГО

«Страховым событием, — указал в своем
решении суд, — в данном случае является
заключение ВВК, на основании которого
Б. признан по состоянию здоровья негодным
для дальнейшего прохождения службы
вследствие повреждения здоровья,
имевшего место в период прохождения
военной службы». Данный вывод суда
свидетельствует о том, что суд применил
закон, не подлежащий применению.

Кроме
того, суд принял во внимание и личные
умозаключения истца о том, что именно
исполнение обязанностей военной службы
явилось причинной его заболевания, в
связи с которым он уволен из армии.
Однако ст. 54 ГПК РСФСР45
не позволяет обстоятельства дела,
которые по закону должны быть подтверждены
определенными средствами доказывания,
подтверждать какими-либо другими
средствами доказывания.

По ряду категорий
гражданских дел, в том числе и по
рассматриваемому, суд обязан устанавливать
юридический факт средствами доказывания,
определенными законом, — ст. 51 Основ
законодательства Российской Федерации
об охране здоровья граждан, т. е.
заключением органов военно-врачебной
экспертизы.

Расхода на проведение досудебной экспертизы

Комментируемое Постановление позволило разрешить вопросы о действии во времени изменений, внесенных в Закон об ОСАГО. Новеллой этого Закона стало введение обязательного претензионного порядка для урегулирования спора о выплате страхового возмещения (абз. 2 п. 1 ст. 16.1).

Не секрет, что страховые компании, получив определенный пакет документов от потерпевшего, зачастую умалчивают о своих претензиях к их составу или содержанию. Впоследствии при рассмотрении спора они заявляют возражение против иска о взыскании суммы страхового возмещения со ссылкой на несоблюдение потерпевшим обязательного претензионного порядка, что может повлечь оставление такого иска без рассмотрения на основании ст.

он обязан в течение трех рабочих дней со дня получения документов по почте, а при личном обращении к страховщику — в день обращения с заявлением о страховой выплате или прямом возмещении убытков сообщить потерпевшему о недостающих или неправильно оформленных документах (абз. 5 п. 1 ст. 12 Закона об ОСАГО) .

Пленум Верховного Суда об ОСАГО

Тем не менее, не вполне ясны последствия возникновения спора между потерпевшим и страховой компанией относительно достаточности/недостаточности документов и сведений в них. В Постановлении N 2 отражены только последствия отсутствия в документах необходимых сведений: не решая вопрос о том, соблюден ли претензионный порядок, ВС РФ разъяснил, что в таком случае, в том числе при непредставлении документов по запросу страховщика, страховая организация как должник, не исполнивший требования ввиду просрочки кредитора (п. 3 ст. 405 ГК РФ), освобождается от уплаты неустойки, финансовой санкции, штрафа и компенсации морального вреда.

В Постановлении N 2 нет прямого ответа на вопрос о расходах на проведение досудебной независимой технической экспертизы для установления размера ущерба. Пункт 28 этого Постановления, говоря о расходах, необходимых для реализации потерпевшим права на страховое возмещение, допускает вариант толкования, позволяющий отнести к этим расходам и расходы на внесудебную экспертизу.

Судебная практика по данному вопросу развилась в трех направлениях.Сторонники первого подхода относят такие расходы к общим убыткам, соответственно, не включая их в лимит суммы страховой выплаты, предусмотренной ст. 7 Закона об ОСАГО. При этом арбитражные суды руководствуются разъяснением Президиума ВАС РФ, содержащимся в п.

Второй подход состоит в том, что по смыслу п. 4 ст. 12 Закона об ОСАГО расходы страхователя на проведение независимой оценки, правильно определившей размер страховой выплаты, подлежат возмещению за счет страховщика, поэтому изложенный в п. 19 письма N 75 вывод неприменим к страхователю, являющемуся потерпевшим от правонарушения и принимающему разумные меры для определения размера вреда в целях предъявления последующего иска к страховщику, поскольку к его обычной хозяйственной деятельности не относится проведение независимой оценки в результате наступления страхового случая. Эта сумма подлежит включению в лимит суммы страховой выплаты, предусмотренной в ст. 7 Закона об ОСАГО .

Сторонники третьего подхода считают, что поскольку объектом обязательного страхования выступают имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации, то расходы потерпевшего на проведение экспертизы к ним не относятся, а являются судебными издержками, которые подлежат взысканию на основании ст.

Учитывая обстоятельства, в которых потерпевший несет такие расходы, их вынужденность, связанную с ненадлежащим исполнением страховщиком своих обязанностей, первый подход представляется наиболее обоснованным.

Единовременное пособие и возмещение ущерба, причиненного здоровью

В Постановлении N 2 отражена позиция по вопросу, является ли причинение ущерба в результате ДТП, произошедшего не на транспортной магистрали, а на иной территории (например, в поле, в лесу) страховым случаем. Пункт 17 этого Постановления, к сожалению, содержит внутреннее противоречие (к территориям, предназначенным для движения (более узкое понятие), отнесены территории, на которых имеется возможность перемещения (более широкое понятие)).

Его системное толкование приводит нас к неутешительным выводам: эксплуатация транспортных средств на территориях, на которых имеется возможность перемещения, является не самостоятельным случаем, а наряду с другими отнесена к эксплуатации на прилегающих к дорогам и предназначенным для движения транспортных средств территориях. Выведение за скобки указания на любые другие территории, на которых имеется возможность перемещения, исправило бы ситуацию.

Весьма
распространенным является ошибочное
отождествление правоотношений по
выплате единовременного пособия,
установленного пп. 2 и 3 ст. 18 Федерального
закона «О статусе военнослужащих», с
правоотношениями по возмещению ущерба
здоровью. Это связано с тем, что при
рассмотрении вопросов о возмещении
вреда, как и при решении вопросов о праве
на единовременное пособие, установленное
пп. 2 и 3 вышеназванного ст. 18 Закона, речь
идет о повреждении здоровья или о смерти
военнослужащего.

Кроме
того, ст. 18 Федерального закона «О статусе
военнослужащих» называется — «Страховые
гарантии военнослужащим. Право на
возмещение вреда». Поэтому некоторые
считают, что поскольку порядок и условия
обязательного государственного
страхования определены отдельным
законом (об этом говорит отсылочная
норма п. 1 ст.

18), то выплата единовременного
пособия есть не что иное, как возмещение
ущерба за повреждение здоровья, полученное
во время службы. Однако в ст. 18 семь
пунктов, из которых 4-й, 5-й и 6-й регулируют
правоотношения по возмещению вреда
военнослужащим. Что касается пп. 2 и 3,
то вряд ли можно согласиться с тем, что
они также регулируют правоотношения
по возмещению вреда.

Несомненно
то, что для понимания различия
правоотношений по возмещению вреда и
выплате единовременных пособий необходимо
более детально их рассмотреть, а не
только проанализировать название
статьи.

Возмещение
причиненного вреда — одна из форм
гражданско-правовой ответственности.
Она именуется внедоговорной
ответственностью, т. е. это ответственность
по обязательствам, возникшим не из
договора, а по другим основаниям. Как
подчеркивал известный ученый-цивилист
О.С. Иоффе «внедоговорная ответственность
осуществляется путем установления
между сторонами особого обязательства
— по возмещению причиненного вреда
…»41.

Прочитайте также:  Дополнительный отпуск врача гинеколога

Участниками
обязательства из причинения вреда могут
быть граждане, юридические лица и
государство, причем каждый из указанных
субъектов может выступать в качестве
причинителя вреда или потерпевшего.
Основанием возникновения данных
обязательств служит правонарушение —
деликт, поэтому такие обязательства
именуются деликтными.

Нормы,
регулирующие правоотношения по возмещению
вреда, изложены в гл. 59 ГК РФ. В ст. 1064
данной главы определены общие основания
и объем ответственности за причинение
вреда: а) наступление вреда здоровью;
б) причиненный вред подлежит возмещению
в полном объеме причинителем вреда; в)
вред может быть возмещен и не причинителем
вреда в случаях, определенных законом;

г) вина причинителя вреда; д) обязанность
возмещения вреда и при отсутствии вины
в случаях, определенных законом; ж)
противоправное поведение лица,
причинившего вред. Представляется, что
важнейшими среди перечисленных условий
являются наличие вреда и вины причинителя
вреда в одной из его форм (умысла и
неосторожности).

Принцип
ответственности за вину — основной
принцип имущественной ответственности.
Поскольку вина представляет собой
внутреннее состояние лица, его психическое
отношение к совершенному им действию
и наступившим последствиям, она является
субъективным условием ответственности.
Как отметил Конституционный Суд
Российской Федерации, наличие вины —
общий и общепризнанный принцип юридической
ответственности во всех отраслях права,
и всякое исключение из него должно быть
выражено прямо и недвусмысленно, т. е.
закреплено непосредственно42.

Пленум Верховного Суда об ОСАГО

Что
касается других норм, которые устанавливают
ответственность не причинителей вреда,
то они строго определены законом. Так,
например, юридические лица или граждане
несут ответственность за вред, причиненный
их работниками при исполнении трудовых
обязанностей (ст.1068 ГК РФ).

Вина
причинителя презюмируется, т. е.
предполагается. В соответствии с п. 2
ст. 1064 ГК РФ обязанность доказывания
своей невиновности возлагается на
причинителя вреда. Потерпевший же должен
доказать только то, что он получил
определенный вред здоровью и этот вред
является следствием поведения причинителя
вреда.

В
отдельных случаях закон устанавливает
деликтную ответственность независимо
от вины. Но такие случаи также строго
оговорены законом. Так, организации и
граждане, деятельность которых связана
с повышенной опасностью для окружающих,
обязаны возместить вред, причиненный
источником повышенной опасности (ст.
1079 ГК РФ), независимо от наличия вины.

Для
российского гражданского законодательства
характерен принцип полного возмещения
вреда. Реализация данного принципа при
возмещении вреда, причиненного жизни
и здоровью гражданина, повлекшего
травму, увечье или смерть, весьма
проблематична. Возмещение вреда в виде
заранее определенной денежной компенсации
не может привести к полному восстановлению
нарушенного здоровья потерпевшего.

Это
обстоятельство также определяет
характерную специфику рассматриваемой
ответственности. Объем возмещаемого
потерпевшему вреда складывается из
нескольких частей: компенсации
неполученного заработка или иных
доходов, расходов на лечение, дополнительное
питание, приобретение лекарств,
протезирование, посторонний уход,
санаторно-курортное лечение, приобретение
специальных транспортных средств,
подготовку к другой профессии, если
установлено, что потерпевший нуждается
в этих видах помощи и ухода и не имеет
права на их бесплатное получение (ст.
1085 ГК РФ).

Рассмотренные
выше нормы, регулирующие правоотношения
по возмещению вреда здоровью,
свидетельствуют об их особенности,
специфичности и невозможности их
отождествления с правоотношениями по
выплате единовременных пособий.

Условия
и порядок выплаты единовременных
пособий, определенных пп. 2 и 3 ст. 18
Федерального закона «О статусе
военнослужащих», не предусматривают
ни установления причинителя вреда, ни
установления его вины, ни полного
возмещения вреда. Данное пособие,
гарантированное государством, представляет
строго фиксированную денежную сумму и
является особой формой социальной
защиты военнослужащих, получивших
повреждение здоровья в связи с исполнением
обязанностей военной службы, а также
членов их семей.

По
мнению автора, выплата единовременного
пособия выполняет функцию охраны жизни
и здоровья военнослужащего. Эта функция,
несомненно, реализуется во взаимодействии
с другими гражданско-правовыми
институтами, в том числе и с обязательствами
по возмещению вреда. Именно в результате
взаимодействия этих разноотраслевых
институтов права возможно и необходимо
обеспечение согласованности в
регламентации правоотношений по
возмещению вреда и правоотношений по
выплате единовременных пособий, что
исключило бы совершенно необоснованные
выплаты.

Единовременные
пособия наряду с иными выплатами, которые
в целях возмещения вреда установлены
другими законами, входят в общий объем
гарантированного государством возмещения
вреда и не обусловлены какими-либо
сборами, взносами в тот или иной фонд.
Данная конституционная обязанность
государства имеет публично-правовой
характер и не
тождественна обязанностям по возмещению
вреда.

Следовательно,
гражданин, уволенный из Вооруженных
Сил Российской Федерации по состоянию
здоровья и получивший по этому основанию
единовременное пособие в размере 60
окладов денежного содержания, имеет
право (при наличии оснований) добиваться
полного возмещения повреждения здоровья,
полученного при исполнении обязанностей
военной службы (ст. 1084 ГК РФ).

Нет
сомнения в том, что все без исключения
граждане Российской Федерации имеют
право на полное возмещение вреда,
причиненного их здоровью. Однако,
учитывая особую специфику труда
определенных категорий граждан
(военнослужащих, сотрудников МВД),
государство установило для них
дополнительные формы социальной защиты.

В случае получения ими повреждения
здоровья при исполнении служебных
обязанностей им подлежат выплате
фиксированные суммы единовременного
пособия. Эти два различных вида
правоотношений (правоотношения по
возмещению вреда и правоотношения по
выплате единовременного пособия)
реализуются в единой по социальному
значению сфере — сфере защиты жизни и
здоровья указанной категории граждан.

В
данный общий объем возмещения ущерба,
гарантированный государством, входят
и иные виды выплат, производимых в рамках
разных правоотношений: выплаты в
возмещение вреда, определенные ст. 1084
ГК РФ, денежные компенсации, определенные
Законом Российской Федерации «О
социальной защите граждан, подвергшихся
воздействию радиации вследствие
катастрофы на Чернобыльской АЭС»,
страховые суммы по обязательному
государственному страхованию жизни и
здоровья, единовременные пособия,
установленные пп. 3 и 4 ст.

20 Федерального
закона «О борьбе с терроризмом»,
социальные пособия и компенсации,
установленные Федеральным законом «О
дополнительных мерах по социальной
защите членов семей военнослужащих,
выполнявших задачи на территории
Северо-Кавказского региона Российской
Федерации и погибших (пропавших без
вести) при исполнении служебных
обязанностей», единовременные пособия,
установленные п. 3 ст. 9 Закона Российской
Федерации «О статусе Героев Советского
Союза, Героев Российской Федерации и
полных кавалеров ордена Славы».

Справка

Сообщаю,
что___________________________________________,

(воинское
звание, Ф.И.О.)

проходивший
военную службу (военные сборы) по______________

(контракту, призыву)

_________________________________________
в войсковой части _______________________, относящейся
к Министерству обороны Российской
Федерации, ВВК признан не годным к
военной службе вследствие увечья
(ранения, травмы, контузии), заболевания,
полученных им при исполнении обязан­ностей
военной службы, и досрочно уволен с
военной службы приказом _____________________ от
«______» ____________г. № _______.

(фамилия, инициалы)

а)
оклад по штатной воинской должности
_____________________

(цифрами
и прописью)

по
тарифному разряду
____________________________________;

Пленум Верховного Суда об ОСАГО

(цифрами и прописью)

б)
оклад по воинскому званию
______________________________.

Справка
направлена для решения вопроса о выплате
единовре­менного пособия в соответствии
с п. 3 ст. 18 Федерального закона «О статусе
военнослужащих» от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ.

Приложения:
1. _______________________________________

2._______________________________________

Военный
комиссар ______________________________________

(подпись, инициал имени, фамилия)

Начальник
финансового органа _____________________________

(подпись, инициал имени, фамилия)

Возмещение иных убытков

причиненных имуществу определяется как сумма расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая. При этом Закон об ОСАГО ограничивает возмещение вреда за счет страховщика установлением предельного (ст. 7) и вычетом стоимости износа комплектующих изделий, подлежащих замене, в случае восстановительного ремонта при повреждении транспортного средства, который не может превышать 50% их стоимости.

Это правило работает как при выборе потерпевшим возмещения в денежном выражении, так и при направлении транспортного средства на станцию техобслуживания (п. 35 Постановления). В то же время, как правило, размеры реальных расходов, понесенных потерпевшим на восстановление транспортного средства, и расходов с учетом износа не совпадают, поскольку при замене комплектующих используются новые, а не подержанные детали. Более того, при ремонте машины, находящейся на гарантии, владелец даже не вправе предложить заменить поврежденную деталь изношенной.

Целью Закона является защита интересов потерпевшего таким образом, чтобы он не нес никаких финансовых потерь вследствие вынужденного участия в ДТП. Эта цель отвечает и общему принципу полного возмещения убытков, установленному ст. 15 ГК РФ. А значит, возникает вопрос: вправе ли потерпевший, а равно страховщик по автокаско, обращаться по правилам главы 59 ГК РФ к причинителю вреда с требованием о возмещении разницы между реальными расходами, необходимыми для приведения транспортного средства в состояние, предшествовавшее повреждению и необходимое для дальнейшего использования владельцем, и расходами, определенными с учетом износа?

По этому вопросу в судах общей юрисдикции и арбитражных судах сложилась разная практика. Так, в Определении от 02.09.2011 N 53-В11-10 ВС РФ указал, что доаварийная стоимость принадлежащего истцу транспортного средства с учетом эксплуатационного износа по состоянию на день ДТП представляет собой реальный ущерб, который подлежит возмещению.

ВАС РФ в Постановление Президиума ВАС РФ от 15.02.2011 N 12658/10 придерживается иного мнения.

Закон об ОСАГО в новой редакции также не внес ясности в решение поставленного вопроса.В п. 25 и 28 Постановления N 2 имеются разъяснения о праве страховщика, выплатившего возмещение по договору добровольного имущественного страхования, обратиться к причинителю вреда в части, превышающей сумму страховой выплаты по ОСАГО.

Пленум Верховного Суда об ОСАГО

При этом решение вопроса об объеме возмещения завуалировано, поскольку хоть оно и представляет собой общее правило, тем не менее содержится в пункте, посвященном возмещению дополнительных расходов, которые несет потерпевший. ВС РФ выработал компромиссный подход: исходя из положений ст. 15 ГК РФ во взаимосвязи с абз. 2 п. 23 ст.

12 Закона об ОСАГО с причинителя вреда на основании главы 59 ГК РФ могут быть взысканы лишь убытки, превышающие предельный размер страховой суммы. Таким образом, складывается несколько парадоксальная ситуация: если страховщик возместил убытки на сумму 300 тыс. руб., а реальные расходы составили 390 тыс. руб.

, то потерпевший не вправе получить возмещение с причинителя вреда в виде разницы 90 тыс. руб., поскольку эти расходы находятся в пределах страховой суммы. Если же реальные расходы в рассматриваемом примере составили бы 410 тыс. руб., то иск к причинителю будет удовлетворен на сумму 10 тыс. руб. В таком виде разъяснение не может быть признано удачным.

В практике судов также обозначились вопросы, связанные с обязанностью возмещения страховой компанией иных убытков, понесенных потерпевшим в связи с наступлением страхового случая. ВС РФ включив в состав страхового возмещения расходы, обусловленные наступлением страхового случая и необходимые для получения страхового возмещения (на эвакуацию транспортного средства, доставку ремонтных материалов к месту происшествия (например, для ремонта дорожного ограждения, накладные расходы)), убытки, причиненные имуществу, перевозившемуся в транспортном средстве, а также вред, причиненный имуществу, транспортным средством не являющемуся, например объектам недвижимости, оборудованию заправочной станции (п. 28, 30).

Утрата товарной стоимости

Говоря о возмещении расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая, важно было решить, обязана ли страховая компания возмещать утрату товарной стоимости транспортного средства (далее — УТС), Практика судов по этому вопросу различается.

Прочитайте также:  Объект налогообложения по страховым взносам

Так, одни суды исходят из того, что УТС должна учитываться в составе страхового возмещения, поскольку уменьшение потребительской стоимости транспортного средства нарушает права его владельца, относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля и охватывается понятием расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая (п. 18 ст.

Другие суды ставят решение этого вопроса в зависимость от того, предусмотрена ли договором обязанность страховой компании по возмещению УТС. При этом они отмечают, что по смыслу п. 18 ст. 12 Закона об ОСАГО УТС не относится к расходам, обязательным к возмещению, является самостоятельным страховым риском, который может быть согласован сторонами в договоре.

Пленум Верховного Суда об ОСАГО

В случае если в рамках спорного договора страхования выплата денежных средств в качестве возмещения УТС не предусмотрена условиями договора, заключенного истцом и ответчиком, или Правилами страхования, которые в силу требований п. 1 ст. 943 ГК РФ являются его неотъемлемой частью, указанные требования судами не удовлетворяются .

В то же время исходя из требований ст. 15 ГК РФ если УТС не была взыскана со страховщика в рамках договора добровольного страхования имущества либо договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, то ответственность за такие убытки возлагается на причинителя вреда — владельца источника повышенной опасности .

Пункт 41 Постановления N 20 предлагается читать в совокупности с п. 37 этого Постановления, указывающего, что убытки, причиненные страхователю, подлежат возмещению страховщиком в полном объеме в соответствии с условиями договора. Аналогичный вывод применительно ко всем договорам страхования содержится в п. 24 письма N 75.

ВС РФ в комментируемом Постановлении повторил вывод, заложенный в п. 41 Постановления N 20: УТС относится к реальному ущербу и входит в состав страхового возмещения независимо от условий договора. При этом она возмещается независимо от выбранного потерпевшим способа возмещения: денежного или в виде ремонта транспортного средства на станции техобслуживания (п. 29).

Кто относится к лицам, ответственность которых застрахована

В Постановлении N 2 разрешены вопросы о том, кто из причинителей вреда относится к лицам, ответственность которых застрахована, и какие лица вправе получить страховое возмещение (п. 18, 45) Хотя целью всегда является максимальная защита прав потерпевших, круг потерпевших и круг причинителей определяются по-разному.

Если речь идет о причинителе, то, по сути, застрахованной считается ответственность любого лица, которое находилось за рулем, включая угонщиков и т.п. Такое перенесение рисков на страховую компанию максимально защищает интересы потерпевшего в быстром возмещении убытков. Защита прав страховой компании в ситуации, когда ею выплачено возмещение за действия того же угонщика, обеспечивается наличием у нее права на иск к такому лицу о возмещении убытков.

К лицам, имеющим право на получение страховой выплаты, напротив, отнесены лишь те, которые владеют транспортным средством на праве собственности или ином вещном праве , что следует исходя из смысла ст. 210 и 211 ГК РФ о бремени содержания имущества и риска случайной гибели и из положений ст. 1 Закона об ОСАГО.

Вместе с тем если такие лица сами возместят владельцу транспортного средства причиненный вред, в том числе представят документы, подтверждающие произведенные ими фактические расходы на восстановительный ремонт, то они не могут быть лишены права на судебную защиту, однако такое право ограничено правом на возмещение убытков в пределах понесенных затрат.

В Постановлении N 2 не обойден вниманием переход прав по договору ОСАГО. Одним из важных стал вопрос о квалификации права требования о выплате страхового возмещения по договору ОСАГО в качестве права, не связанного неразрывно с личностью кредитора, и допустимости уступки этого права как таковой.Незначительное число судов исходит из понимания договора уступки прав выгодоприобретателя по договору ОСАГО как недействительного, указывая на то, что страхование является комплексным, поскольку застрахована ответственность за причинение вреда не только имуществу, но и жизни и здоровью потерпевшего .

Кроме того, суды в ряде случаев отмечают, что при заключении выгодоприобретателем (не страхователем по договору ОСАГО) договора цессии указанных прав также не соблюдаются требования п. 1 ст. 382 ГК РФ, предусматривающего, что право (требование) может быть передано другому лицу только кредитором по обязательству.

Такой подход не может быть признан удачным, поскольку нет оснований для разделения требований о возмещении вреда имуществу и о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, что и нашло отражение в п. 19 Постановления N 2.

Другие суды обращают внимание на то, что ни положения ГК РФ, ни нормы Закона об ОСАГО не предусматривают прямого запрета уступки прав требования денежной суммы, подлежащей выплате потерпевшему страховщиком в рамках договоров ОСАГО. В соответствии с п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Положения ч. 2 ст.

956 ГК РФ направлены на защиту имущественных прав выгодоприобретателя, замена выгодоприобретателя другим лицом на основании этой нормы не может осуществляться по воле именно страхователя, а не выгодоприобретателя, чтобы предотвратить ущемление страхователем прав добросовестного выгодоприобретателя после выраженного им волеизъявления на получение страхового возмещения. Более того, при совпадении страхователя и выгодоприобретателя в одном лице норма ч. 2 ст. 956 ГК РФ не подлежит применению.

Второй подход закреплен в п. 20 Постановления N 2. Вместе с правом требования о выплате страхового возмещения к новому кредитору переходят права, связанные с основным требованием, в том числе право на неустойку, финансовую санкцию. Подчеркнув это ВС РФ ввел на первый взгляд довольно странное разъяснение касательно перехода права требования о взыскании суммы штрафа: оно не может быть передано юридическому лицу до момента вынесения судом решения о его взыскании.

Обоюдная вина водителей

В п. 21 Постановления разрешается проблема выплаты страхового возмещения в ситуации, когда имеет место обоюдная вина водителей. Действующая норма абз. 4 п. 22 ст. 12 Закона об ОСАГО не дает однозначного ответа на вопрос, обязана ли страховая компания производить выплату страхового возмещения, если спор о степени виновности у сторон отсутствует.

Требуется ли в этом случае предварительно обращаться в суд для определения степени вины участников ДТП? Есть ли основания для самостоятельного иска?В соответствии с п. 22 ст. 12 Закона об ОСАГО, если степень вины участников ДТП судом не установлена, застраховавшие их гражданскую ответственность страховщики несут закрепленную в Законе об ОСАГО обязанность по возмещению вреда, причиненного в результате такого ДТП, в равных долях.

Страховщики зачастую отказывают в выплате страхового возмещения потерпевшим, буквально толкуя положения приведенной нормы, которая, по их мнению, устанавливает такую последовательность действий: 1) установление степени вины в отдельном процессе; 2) выплата страхового возмещения.

Освобождение страховщиков от выплаты страхового возмещения в отсутствие решения суда об определении степени вины лиц необоснованно улучшает их положение и не удовлетворяет целям Закона об ОСАГО. В таких случаях страховщик обязан выплатить потерпевшему страховое возмещение в размере 50% от размера ущерба (не лимита ответственности!), причиненного потерпевшему, при этом выплата не может превышать лимит ответственности страховщика, установленный Законом (страховую сумму).

Пленум Верховного Суда об ОСАГО

В Постановлении также обращено внимание на новеллы Закона об ОСАГО: направление транспортного средства на ремонт вместо получения возмещения в денежной форме и выплату прямого возмещения — ситуацию, когда потерпевший в пределах определенных сумм вправе обратиться к своей страховой компании за возмещением (п.

35, 39 Постановления ). Чтобы внести определенность и не допустить случаев повторного разрешения вопроса о прямом возмещении убытков после выплаты возмещения страховой компанией потерпевшего, в Постановлении дополнительно подчеркивается, что выплата свидетельствует о прекращении обязательства надлежащим исполнением (п. 1 ст. 408 ГК РФ). Такая процедура, выбранная сторонами, представляет собой вариант согласования размера убытков, что является упрощенной формой их определения .

Аналогичные последствия наступают при заключении соглашения об урегулировании страхового случая без проведения независимой технической экспертизы транспортного средства или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества (п. 48 Постановления ).

Штраф и неустойка

В п. 59 Постановления отмечено, что по смыслу п. 7 ст. 16.1 Закона об ОСАГО со страховщика не могут быть взысканы , сумма финансовой санкции, штраф, не предусмотренные Законом об ОСАГО.

Еще одна проблема связана с определением суммы, исходя из которой рассчитывается неустойка: в зависимости от лимита ответственности страховщика или суммы фактического ущерба? Отметим сразу, что ст. 12 Закона об ОСАГО в новой редакции (п. 21 ст. 12) содержит не допускающее сомнений правило, согласно которому при несоблюдении страховщиком срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре неустойка рассчитывается в размере 1% от определенного в соответствии с Законом об ОСАГО размером страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему.

Подход судов общей юрисдикции основан на буквальном толковании ст. 7 и 13 Закона об ОСАГО в прежней редакции: за несвоевременную выплату страхового возмещения предусмотрена ответственность страховщика в виде неустойки в размере 1/75 ставки рефинансирования ЦБ РФ, действующей на день, когда страховщик должен был исполнить эту обязанность, от установленной ст. 7 Закона об ОСАГО страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему .

Арбитражные суды, напротив, принимают во внимание правило о соразмерности ответственности допущенному нарушению. Указывается в том числе на то, что ст. 7 Закона об ОСАГО устанавливает страховые суммы, в пределах которых страховщик обязан возместить причиненный вред при наступлении каждого страхового случая в отношении застрахованных объектов (жизнь или здоровье, имущество) и их количества.

Из названной нормы следует, что размер исполнения страховщиком обязанности должен соответствовать размеру причиненного вреда, но не превышать установленного предела. Взыскание неустойки направлено на обеспечение надлежащего исполнения страховщиком его обязанности и не несет карательной (штрафной) функции, и потому ее расчет в зависимости от лимита ответственности страховщика неоснователен . Данный подход основан на Постановлении Президиума ВАС РФ от 02.02.2010 N 14107/09 по делу N А56-5415/2009.

Несмотря на то что данный вопрос был исключен из текста комментируемого Постановления, он был решен в Обзоре судебной практики ВС РФ за I квартал 2015 г. (вопрос N 1). ВС РФ, выбрав подход, сложившийся в судах общей юрисдикции, сбалансировал его, допустив применение ст. 333 ГК РФ для уменьшения неустойки в случае, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства страховщиком.

Пленум Верховного Суда об ОСАГО

Говоря о пределах ответственности страховой компании, нельзя не обратить внимания на п. 6 ст. 16.1 Закона об ОСАГО: общий размер неустойки (пеней), суммы финансовой санкции, которые подлежат выплате потерпевшему — физическому лицу, не может превышать размер страховой суммы по виду причиненного вреда, установленный Законом об ОСАГО.

Складывается парадоксальная ситуация. Если потерпевшим является гражданин, то совокупный размер финансовых санкций не может превышать в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью каждого потерпевшего, 500 тыс. руб.; а в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, — 400 тыс. руб.

Учитывая, что размер неустойки исчисляется как 1% от страховой выплаты за каждый день просрочки, в ситуации, когда вред значителен, сумма неустойки очень быстро доберется до верхнего предела. В случае же, когда потерпевшим является юридическое лицо, таких ограничений нет. Таким образом, законодателем заложено неравенство в защите прав, закон в большей степени защищает интересы не граждан-потребителей, а юридических лиц.

https://www.youtube.com/watch?v=https:tv.youtube.com

Похожих статей пока нет.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть
Adblock detector