Вменяемость как необходимое условие уголовной ответственности || Вменяемость как необходимое условие уголовной ответственности

83.Возрастная невменяемость

Возрастнаяневменяемость:
Лицо
Достигло
возраста
уголовной
ответственности,
не
страдает
псих
заболеваниями,
но
в
силу
отставания
в
психическом
развитии
не
осознает
фактического
характера
и
общественной
опасности
своих
деяний.

В
УК
РФ
1996 года
была
введена
норма
об
ответственности
лиц
с
психическим
расстройством,
не
исключающим
вменяемости,
которая
сразу
же
вызвала
большое
количество
споров.

Ч.
1 ст.
22 гласит:
«Вменяемое
лицо,
которое
во
время
совершения
преступления
в
силу
психического
расстройства
не
могло
в
полной
мере
осознавать
фактический
характер
и
общественную
опасность
своих
действий
(бездействия)
либо
руководить
ими,
подлежит
уголовной
ответственности».

При
этом,
согласно
ч.
2 ст.
22, данное
расстройство
учитывается
судом
при
назначении
наказания
(поскольку
таких
расстройств
нет
в
перечне
отягчающих
обстоятельств,
они
могут
рассматриваться
лишь
как
смягчающие
вину
и
ответственность)
и
может
служить
основанием
для
назначения
принудительных
мер
медицинского
характера.

Спорным
является,
например,
толкование
понятия
«психическое
расстройство»
применительно
к
данной
статье.
Одни
авторы
говорят
о
том,
что
данный
термин
понимается
так
же,
как
и
в
ст.
21 УК
РФ:
это
может
быть
одно
из
состояний,
которые
в
принципе
способны
приводить
к
признанию
лица
невменяемым.

По
мнению
других
авторов,
психические
расстройства,
рассматриваемые
в
рамках
ст.
22 УК
РФ,
не
носят
патологического
характера,
не
являются
болезнями;
к
их
числу
следует
относить
неврозы,
расстройства
личности,
акцентуации
характера,
физиологический
аффект,
состояние
опьянения
и
т.д.

84.Особенности уголовной ответственности лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости

Статья
22 Уголовного
кодекса
РФ
впервые
в
российском
законодательстве
регулирует
вопрос
об
ответственности
лиц
с
психическими
аномалиями,
не
исключающими
вменяемости:
«1.
Вменяемое
лицо,
которое
во
время
совершения
преступления
в
силу
психического
расстройства
не
могло
в
полной
мере
осознавать
фактический
характер
и
общественную
опасность
своих
действий
(бездействия)
либо
руководить
ими,
подлежит
уголовной
ответственности.
2.

Вменяемость как необходимое условие уголовной ответственности || Вменяемость как необходимое условие уголовной ответственности

Психическое
расстройство,
не
исключающее
вменяемости,
учитывается
судом
при
назначении
наказания
и
может
служить
основанием
для
назначения
принудительных
мер
медицинского
характера».
Еще
на
ранних
этапах
развития
общей
и
судебной
психиатрии
было
замечено,
что
нет
резкой
границы
между
душевной
болезнью
и
полным
психическим
здоровьем.

или
человек
обладал
свободой
действия
— и
тогда
он
вменяем,
или
же
он
не
обладал
ею
— и
тогда
он
невменяем»*(303).
Уголовное
уложение
1903 г.
не
предусматривало
уменьшенной
вменяемости.
Разработчик
Общей
части
этого
закона
Н.С.Таганцев
признавал,
что
и
способность
познавать
и
понимать
окружающие
нас
явления,
и
способность
оценивать
познанное
допускают
весьма
различные
оттенки,
что
эти
оттенки
могут
влиять
на
ответственность.

Но
они
«не
могут
рассматриваться
как
особый
вид
или
даже
особый
оттенок
вменяемости,
так
как
в
этом
отношении
существует
только
двоякая
возможность:
или
признать,
что
в
данном
случае
существуют
условия,
устраняющие
вменяемость,
или
установить,
что
таковые
отсутствуют.

В
первом
случае
виновный
освобождается
от
ответственности,
во
втором
— подлежит
наказанию;
признать
какое-либо
третье,
посредствующее
состояние
мы
не
можем
ни
теоретически,
ни
практически»*(304).
Российское
уголовное
право
и
в
советский
период
не
признавало
понятия
уменьшенной
вменяемости.

Оно
исходило
из
того,
что
вменяемость
не
может
иметь
степеней.
Лицо,
совершившее
общественно
опасное
деяние,
признается
либо
вменяемым
(тогда
оно
является
субъектом
преступления),
либо
невменяемым
(тогда
оно
субъектом
преступления
быть
не
может).
Именно
потому,
что
вменяемость
выступает
в
качестве
признака
субъекта
преступления,
понятие
уменьшенной
вменяемости
рассматривалось
как
неудачное.

Действительно,
никто
не
может
быть
субъектом
преступления
частично,
в
уменьшенном
размере.
Однако
дискуссии
среди
юристов
и
психиатров
о
целесообразности
введения
в
законодательство
понятия
уменьшенной
(ограниченной)
вменяемости
никогда
не
прекращались.
Это
можно
объяснить,
во-первых,
тем,
что
современное
законодательство
Франции,
ФРГ,
Швейцарии,
Польши
и
ряда
других
стран
Европы
признает
в
той
или
иной
формулировке
концепцию
уменьшенной
вменяемости;

во
вторых,
успехами
психиатрии
в
изучении
так
называемых
пограничных
состояний
и
аномалий
психического
развития,
не
достигающих
уровня
психического
заболевания
(различные
формы
психопатии,
неврозы,
остаточные
явления
черепно-мозговых
травм,
алкоголизм,
наркомания,
токсикомания
и
т.д.).
Д.В.

Сирожидиновым
предпринята
попытка
дать
полный
перечень
подобных
аномалий,
придав
ему
исчерпывающий
характер.
В
этот
перечень
попали
и
некоторые
«классические»
психические
заболевания
(шизофрения,
эпилепсия,
маниакально-депрессивный
психоз,
прогрессивный
паралич),
если
«выраженность
психического
расстройства
не
достигает
психотического
уровня»*(305).

Очевидно,
классификация
психических
аномалий
в
дальнейшем
будет
уточняться
с
учетом
практики
применения
ст.
22 УК.
В
юридической
науке
справедливо
отмечалось,
что
лица
с
неполноценной
психикой
не
могут
быть
в
области
уголовной
ответственности
приравнены
к
психически
здоровым.

Тем
более,
что
психические
аномалии,
не
исключающие
вменяемости,
во
многих
случаях
выступают
в
качестве
условия,
способствующего
преступлению.
Проблема
актуализировалась
в
последнее
десятилетие
в
связи
с
ростом
числа
психических
аномалий
в
обществе
в
целом
и
особенно
числа
правонарушений,
совершаемых
такими
лицами.

До
30-40% лиц,
прошедших
судебно-психиатрическую
экспертизу
и
признанных
вменяемыми,
страдают
различными
формами
нервно-психической
патологии*(306).
А
среди
лиц,
совершивших
преступления
против
личности,
число
страдающих
психическими
аномалиями
достигает
65-70%*(307).
Попытка
ввести
в
закон
понятие
«ограниченной
вменяемости»
вместо
«уменьшенной»
была
сделана
в
ст.

15 Основ
уголовного
законодательства
1991 г.
Но
такая
замена
ничего
не
дала,
и
законодатель
избегает
в
настоящее
время
и
термина
«ограниченная
вменяемость».
Он
не
употребляется
в
УК
РФ,
хотя
по
содержанию
текст
ст.
22 УК
во
многом
близок
к
ст.
15 Основ.
Из
положений
ст.

22 УК
РФ
вытекает
следующее.
Во-первых,
закон
не
признает
промежуточного
состояния
между
вменяемостью
и
невменяемостью.
Во-вторых,
признанное
вменяемым
лицо,
которое
во
время
совершения
преступления
не
могло
в
полной
мере
осознавать
фактический
характер
и
общественную
опасность
своих
действий
(бездействия)
либо
руководить
ими,
подлежит
уголовной
ответственности.

В-третьих,
наличие
у
виновного
психических
аномалий,
не
исключающих
вменяемости,
«учитывается
судом
при
назначении
наказания».
В-четвертых,
психическое
расстройство,
не
исключающее
вменяемости,
может
служить
основанием
для
применения
принудительных
мер
медицинского
характера.

Прочитайте также:  Права на телевизионную или радиопрограмму имеют

Статья
22 УК
РФ
не
использует
термины
«уменьшенная
вменяемость»
или
«ограниченная
вменяемость».
Очевидно,
позиция
законодателя
по-прежнему
состоит
в
том,
что
вменяемость
не
может
иметь
степеней*(308).
Да
и
сторонники
уменьшенной
вменяемости,
упорно
не
замечающие
этого
и
называющие
данную
статью
нормой
об
уменьшенной
(ограниченной)
вменяемости,
по
сути
дела,
ведут
речь
об
уменьшенной
ответственности
(или
об
уменьшенной
виновности)
лиц
с
психическими
аномалиями.

Такой
подход
вполне
рационален.
Не
должно
вызывать
сомнения,
что
аномалии
психики,
уменьшающие
способность
человека
оценивать
свои
действия
и
руководить
ими,
должны
учитываться
при
назначении
наказания,
а
также
при
определении
режима
отбывания
наказания.
Но,
во-первых,
эта
проблема
не
имеет
отношения
к
признакам
субъекта
преступления.

Во-вторых,
здесь
требуется
избирательный
подход.
Формулировка
ч.
2 ст.
22 УК
такова,
что
из
нее
не
следует
вывод
об
обязательном
смягчении
наказания
лицам
с
психическими
аномалиями.
По-видимому,
не
случайно
среди
смягчающих
обстоятельств,
перечисленных
в
ст.
61 УК,
данное
обстоятельство
не
упомянуто.

При
оценке
конкретного
деяния,
совершенного
лицом,
имеющим
аномалии
психики,
необходимо
учитывать,
имелась
ли
причинная
связь
между
этими
аномалиями
и
совершенным
преступлением.
И
только
в
тех
случаях,
когда
психические
аномалии
являлись
решающим
звеном
в
общей
цепи
причинной
связи,
приводимой
к
совершению
преступления
и
наступлению
преступного
результата,
наказание
виновному
может
быть
смягчено*(309).

Хотя
поведение
человека
и
не
определяется
патологическими
чертами
его
личности,
но
такие
черты
могут
быть
условиями,
способствующими
и
его
преступному
поведению.
Это
подтверждается
специальными
исследованиями*(310).
Учет
психических
аномалий
представляет
серьезные
трудности
для
суда.

Этот
учет
не
может
основываться
исключительно
на
гуманизме,
как
это
имеет
место
при
физических
аномалиях
(тяжелое
соматическое
заболевание,
увечье,
нуждаемость
в
постороннем
уходе).
Наличие
у
лица
определенных
нарушений
интеллектуальных
и
эмоциональных
функций
может
сказываться
на
мотивации
его
противоправного
поведения,
определять
при
психических
аномалиях,
не
исключающих
вменяемости,
у
лица
сохраняется
возможность
осознавать
свое
преступное
поведение
и
руководить
им.

Не
менее
важно
учитывать
и
этиологию
психической
аномалии.
Следует
ли
смягчать
наказание,
если
данная
психическая
аномалия
являлась
результатом
какой-либо
антиобщественной
привычки
или
аморальности
поведения
лица
(пристрастие
к
алкоголю,
наркотизм
и
т.п.)?
Думается,
что
отрицательный
ответ
здесь
очевиден.

Это
подтверждено
и
изучением
судебной
практики*(311).
И
едва
ли
можно
ставить
вопрос
о
смягчении
наказания,
если
вследствие
той
или
иной
психической
аномалии
преступление
приняло
особенно
жестокий
или
дерзкий
характер.
Н.С.Таганцев
писал,
что
«далеко
не
всегда
в
подобных
состояниях
можно
приискать
основания
для
уменьшения
наказания»*(312).

Зарубежное
уголовное
право
также
не
связывает
с
«уменьшенной
вменяемостью»
обязательное
смягчение
наказания.
Так,
согласно
УК
ФРГ
наказание
в
подобной
ситуации
«может
быть
смягчено»
(_ 21), а
УК
Франции
устанавливает,
что
«суд
учитывает
это
обстоятельство
при
определении
меры
наказания
и
порядка
его
исполнения».
В
2 ст.

31 УК
Польши
также
говорится,
что
в
отношении
лица,
у
которого
в
силу
психического
расстройства
была
ограничена
возможность
понимать
свои
действия
или
руководить
ими,
суд
«может
применить
чрезвычайное
смягчение
наказания».
Очевидно,
что
формулировку
ст.
22 УК
РФ
«учитывается
судом»
следует
понимать
не
как
«суд
должен
учесть»,
а
как
«суд
может
учесть».

Учет
судом
какого-либо
обстоятельства
не
обязательно
означает
смягчение
или
усиление
наказания
(индивидуализация
наказания
«по
вертикали»),
но
и
выбор
наиболее
рациональной
меры
уголовно-правового
воздействия
среди
более
или
менее
равных
(индивидуализация
«по
горизонтали»).

Можно
предположить,
что
дальнейшее
развитие
уголовного
законодательства
приведет
к
созданию
специальных
видов
наказаний,
ориентированных
на
лиц
с
психическими
и
физическими
аномалиями.
Пока
же
суд
руководствуется
общим
перечнем
видов
наказаний.
Индивидуальный
подход
при
этом
может
выражаться
только
в
мере
наказания.

Единственное
существенное
отличие
— это
возможность
применения
к
лицам
с
психическими
аномалиями
наряду
с
наказанием
принудительных
мер
медицинского
характера.
Содержание
этих
мер
раскрывается
в
ч.
2 ст.
99 УК
РФ:
«Лицам,
осужденным
за
преступления,
совершенные
в
состоянии
вменяемости,
но
нуждающимся
в
лечении
от
алкоголизма,
наркомании
либо
в
лечении
психических
расстройств,
не
исключающих
вменяемости,
суд
наряду
с
наказанием
может
назначить
принудительную
меру
медицинского
характера
в
виде
амбулаторного
принудительного
наблюдения
и
лечения
у
психиатра».
В
соответствии
с
ч.
8 ст.
74 УИК
РФ
указанные
лица
отбывают
наказание
в
лечебных
исправительных
учреждениях.

85.
Уголовнаяответственностьлиц,
совершившихпреступлениевсостоянииопьянения

Норма
об
ответственности
за
преступление,
совершенное
в
состоянии
опьянения,
почти
не
изменилась
по
сравнению
с
прежним
законодательством.
Статья
23 УК
РФ
гласит:
«Лицо,
совершившее
преступление
в
состоянии
опьянения,
вызванном
употреблением
алкоголя,
наркотических
средств
или
других
веществ,
подлежит
уголовной
ответственности».
Замена
слов
«не
освобождается
от
уголовной
ответственности»(ст.
12 УК
РСФСР
1960 г.)
на
«подлежит
уголовной
ответственности»ничего
не
меняет
в
позиции
законодателя
по
отношению
к
состоянию
опьянения.
Закон
относится
к
нему
индифферентно,
считая
опьянение
нейтральным
фактором.
Оно
не
смягчает
и
не
отягчает
ответственности.
Но
в
чем
тогда
смысл
данной
нормы?
Может
быть,
следовало
умолчать
об
этом,
как
молчало
Уголовное
уложение
1903 г.
и
умалчивают
некоторые
зарубежные
уголовные
кодексы
(ФРГ,
Франции
и
др.)?
По-видимому,
данная
норма
включена
в
УК
РФ
в
общепрофилактических,
воспитательных
целях.
Веками
сложившееся
снисходительное
отношение
к
состоянию
опьянения,
как
некоему
извиняющему
фактору,
не
смогла
преодолеть
даже
многолетняя
практика
применения
УК
РСФСР
1960 г.,
который
относил
опьянение
к
отягчающим
обстоятельствам.
В
науке
уголовного
права
вопрос
об
ответственности
лиц,
совершающих
общественно
опасные
деяния
в
состоянии
опьянения,
традиционно
связывается
с
проблемой
вменяемости
— невменяемости.
Известно,
что
алкоголь,
воздействуя
на
центральную
нервную
систему
человека,
поражает
его
сознание
и
волю.
Вследствие
нарушения
мышления
и
ослабления
самоконтроля
поведение
пьяного
человека
заметно
отличается
от
поведения
того
же
человека
в
трезвом
состоянии.
Совершенно
очевидно,
что
многие
преступления
не
были
бы
совершены
вообще,
если
бы
преступник
не
находился
под
влиянием
алкоголя.
Нетрезвое
состояние
способствует
проявлению
антиобщественных
взглядов
и
привычек.
Систематическое
злоупотребление
спиртными
напитками
ведет
к
общей
деградации
личности,
облегчая
формирование
криминальной
установки.
Некоторые
лица,
совершившие
преступления
в
состоянии
опьянения,
ссылаются
на
то,
что
они
не
осознавали
значения
своих
действий,
не
могли
руководить
ими,
ничего
не
помнят
о
случившемся
и
т.д.
Однако
состояние
опьянения
не
может
служить
основанием
для
освобождения
от
уголовной
ответственности.
Обоснование
уголовной
ответственности
за
действия,
совершенные
в
состоянии
опьянения,
наука
уголовного
права
видит
прежде
всего
в
отсутствии
медицинского
критерия
невменяемости.
От
болезненных
состояний
психики,
обусловливающих
невменяемость,
состояние
обычного
алкогольного
опьянения
отличается
двумя
существенными
особенностями:
во-первых,
в
состояние
опьянения
человек
приводит
себя
сознательно,
намеренно,
и,
во-вторых,
обычное
алкогольное
опьянение
не
связано
с
галлюцинациями,
обманом
слуха,
зрения
и
ложными
восприятиями
окружающего.
В
основе
восприятия
ситуации
пьяным
человеком
всегда
лежат
подлинные
факты
реальной
действительности,
а
не
болезненные,
бредовые
переживания,
как
у
психически
больного.
В
той
стадии
опьянения,
когда
субъект
еще
в
состоянии
двигаться,
совершать
поступки,
он
ориентируется
в
пространстве
и
времени,
осознает
свою
личность,
сохраняет
речевой
контакт
с
окружающими.
С
точки
зрения
медицины,
опьянение
хотя
и
вызывает
нарушение
психической
деятельности,
но
не
является
болезненным
состоянием
психики.
При
опьянении,
как
правило,
отсутствует
и
психологический
критерий
невменяемости.
Даже
в
тяжелой
степени
опьянения
нарушение
психических
процессов
не
приводит
к
полному
устранению
контроля
сознания
и
возможности
руководить
своими
действиями.
Бессмысленность,
алогичность
поступков,
отсутствие
видимых
мотивов,
незначительность
или
полное
отсутствие
повода
к
преступлению,
неоправданная
жестокость
или
крайний
цинизм
— все
это
еще
не
говорит
о
наличии
психологического
критерия.
Для
этого
критерия
не
имеет
значения
вопрос,
был
ли
смысл
совершать
преступление,
равно
как
и
вопрос
о
том,
было
бы
совершено
преступление,
если
бы
преступник
был
трезв.
Психологический
критерий
отсутствует,
поскольку
субъект
не
утратил
связь
с
действительностью,
осознавал
свои
поступки
и
был
в
состоянии
в
определенной
мере
корректировать
их.
В
отличие
от
общественно
опасных
действий
психически
больных
преступные
действия
пьяного,
при
недостаточной
видимой
мотивировке,
связаны
с
определенными
внешними
поводами.
Даже
в
беспорядочных
агрессивных
действиях
пьяного
против
случайно
подвернувшихся
людей
видно
осознанное
проявление
жестокости,
пренебрежения
к
окружающим,
к
нормам
поведения
в
обществе.
В
ряде
случаев
при
совершении
преступления
в
состоянии
простого
опьянения
способность
лица
осознавать
свои
действия
и
руководить
ими
лишь
ослабляется.
Приводимые
иногда
в
литературе
примеры
«фактической
невменяемости»пьяных
либо
выдвигают
на
первый
план
бессмысленную
жестокость
и
отсутствие
видимых
мотивов
преступления,
либо
вызывают
сомнение,
не
было
ли
в
данном
случае
болезненного
расстройства
психики
на
почве
опьянения.
Состояние
простого
физиологического
опьянения
следует
отличать
от
психических
расстройств,
связанных
с
опьянением
или
возникающих
на
фоне
опьянения.
Одним
из
них
является
патологическое
опьянение.
Оно
представляет
собой
не
просто
тяжелую
степень
опьянения,
а
качественно
отличное
от
обычного
опьянения
болезненное
состояние,
возникающее
в
связи
с
употреблением
алкоголя.
Патологическое
опьянение
в
противоположность
простому
алкогольному
опьянению
относится
к
группе
острых,
кратковременно
протекающих
психических
расстройств.
Оно
рассматривается
как
сумеречное
состояние
психики,
временное
помрачение
сознания,
продолжающееся
от
нескольких
минут
до
нескольких
часов.
Патологическое
опьянение
возникает
обычно
в
результате
приема
алкоголя
и
одновременно
воздействия
ослабляющих
организм
вредных
факторов.
К
ним
прежде
всего
относятся
переутомление,
перегревание,
астенические
состояния
после
перенесенных
заболеваний
и
т.п.
Патологическое
опьянение
может
развиться
спустя
некоторое
время
после
приема
алкоголя
и
независимо
от
его
количества,
протекает
довольно
короткое
время.
Опьяневший
вдруг
неожиданно
становится
тревожным,
растерянным,
отрешенным
от
реального
мира,
движения
его
становятся
четкими,
быстрыми,
высказывания
принимают
отрывочный
характер.
Контакт
с
реальностью
нарушается.
Заканчивается
патологическое
опьянение
чаще
всего
так
же
внезапно,
как
и
начинается,
нередко
оно
переходит
в
глубокий
сон,
после
которого
отмечается
полная
амнезия
(пробел
в
воспоминаниях)
или
смутное
воспоминание
о
пережитом.
На
почве
систематического
употребления
алкоголя
могут
развиться
и
другие
болезненные
расстройства
психики:
алкогольный
делирий
(белая
горячка),
алкогольный
галлюциноз,
алкогольный
параноид
и
т.д.
Совершение
общественно
опасных
действий
при
данных
расстройствах
исключает
ответственность
ввиду
наличия
обоих
критериев
невменяемости.
Систематическое
злоупотребление
алкоголем
может
привести
человека
к
заболеванию
хроническим
алкоголизмом.
Глубокие
изменения
личности
хронического
алкоголика
позволяют
рассматривать
это
заболевание
в
ряду
других
психических
аномалий,
не
исключающих
вменяемости.
У
алкоголика
развиваются
психопатические
черты
характера,
имеющие
криминогенное
значение.
Алкоголикам,
совершившим
насильственные
преступления,
свойственны
такие
негативные
черты,
как
повышенная
раздражительность,
агрессивность,
конфликтность,
подозрительность,
мнительность,
ревность,
сутяжничество,
садизм.
Нередко
такие
лица
в
силу
своего
заболевания
при
совершении
преступления
не
в
полной
мере
могут
осознавать
фактический
характер
и
общественную
опасность
действий
либо
руководить
ими.
Суд
может
на
основании
ст.
22 УК
учесть
это
обстоятельство
при
назначении
наказания.
Однако
специфика
данной
психической
аномалии
состоит
в
том,
что
она
развивается
вследствие
асоциального
поведения
лица,
выражающегося
в
пьянстве.
Поэтому
суды
не
склонны
смягчать
наказание
алкоголикам
и
наркоманам.
Однако
к
ним
при
соответствующих
условиях
могут
быть
применены
принудительные
меры
медицинского
характера,
предусмотренные
гл.
15 УК
РФ.
Статья
23 УК
называет
опьянением
состояние,
вызванное
употреблением
не
только
алкоголя,
но
и
наркотических
средств
и
других
одурманивающих
веществ.
Строго
говоря,
с
медицинской
точки
зрения,
эти
состояния
не
тождественны.
Они
различались
в
проекте
УК
РФ
1992 г.,
различаются
в
УК
Испании
1995 г.
(ст.
21), в
УК
Республики
Узбекистан
1994 г.
(ст.
19).
Но
несмотря
на
некорректное
применение
термина
«опьянение»к
состоянию,
вызванному
потреблением
наркотических
средств
или
других
одурманивающих
веществ,
весьма
важным
является
указание,
что
лицо,
совершившее
преступление
в
подобном
состоянии,
также
подлежит
уголовной
ответственности.
Данное
указание
имеет
профилактическое
значение,
учитывая
наблюдающийся
рост
потребления
наркотиков
и
преступлений,
связанных
с
этим.

Прочитайте также:  Образец приказа о сокращении штата работников организации

93.Преступная небрежность

Преступнаянебрежность. В
соответствии
с
действующим
законодательством
(ч.
3 ст.
26 УК)
для
преступной
небрежности
характерно
непредвидение
возможности
наступления
опасных
последствий
при
наличии
обязанности
(долженствования)
и
возможности
предвидеть
эти
последствия.

Из
прошлого
законодательного
определения
преступной
небрежности
не
было
видно,
каким
должно
быть
психическое
отношение
виновного
к
своему
деянию.
Этот
недостаток
устраняется
в
ст.
26 УК
РФ,
где
говорится
о
том,
что
преступление
признается
совершенным
по
небрежности,
если
лицо
не
предвидело
возможности
наступления
опасных
последствий,
хотя
при
необходимой
внимательности
и
предусмотрительности
должно
было
и
могло
их
предвидеть.

Для преступления,
совершенногопонебрежности,
характерноменьшеелибоошибочноеосознаниевиновнымфактическихисоциальныхпризнаковдеяния. Субъект
не
сознает,
но
обязан
и
имел
возможность
сознавать
характер
своих
деяний.

В
юридической
литературе
отмечается,
что
интеллектуальное
содержание
небрежности
характеризуется
двумя
признаками:
отрицательным
и
положительным*.
Отрицательный
признак
небрежности
заключается
в
непредвидении
лицом
возможности
наступления
преступных
последствий
и
в
отсутствии
сознания
противоправности
действия
или
бездействия.

Психическое
отношение
виновного
к
своему
деянию
при
небрежности
характеризуется
сознанием
нарушения
определенных
запретов
и
непредвидением
наступления
преступных
последствий
либо
тем,
что
лицо,
совершая
волевой
поступок,
не
сознает,
что
оно
нарушает
правила
предосторожности,
либо
отсутствием
волевого
контроля,
который
утрачен
по
вине
самого
лица. Принебрежности нетпозитивнойпсихологическойсвязимеждусубъектоминаступившимипоследствиямиегодеяний.

Положительный
признак
интеллектуального
момента
преступной
небрежности
состоит
в
том,
что
виновный
должен
был
и
мог
предвидеть
наступление
фактически
причиненных
преступных
последствий.

Волевоймоментпреступнойнебрежностисостоитвтом,
чтовиновный,
имеяреальнуювозможностьпредотвратитьпреступныепоследствиясовершаемогоимдеяния,
неактивизируетсвоипсихическиесилыиспособностидлясовершенияволевыхдействий,
необходимыхдляпредотвращенияобщественноопасныхпоследствий,
и,
следовательно,
непревращаетреальнуювозможностьвдействительность.

Ответственность
за
преступную
небрежность
наступает
лишь
в
случае,
если
лицо
хотя
и
не
предвидело
возможности
наступления
преступного
последствия,
но
должно
было
и
могло
предвидеть
их
наступление.
Должен
ли
был
и
мог
ли
виновный
предвидеть
последствия
своего
деяния,
можно
установить
на
основе
объективного
и
субъективного
критерия.

Долженствование—объективныйкритерий,
авозможностьпредвидения—субъективныйкритерийнебрежности. Объективный
критерий
позволяет
установить
наличие
обязанности
лица
предвидеть
возможность
наступления
преступного
последствия
при
соблюдении
обязательных
для
этого
лица
мер
предосторожности.

Для
решения
вопроса
о
реальной
возможности
предвидения
наступления
преступного
последствия
необходимо
рассматривать
объективный
критерий
небрежности
вкупе
с
ее
субъективным
критерием.

Прочитайте также:  Можно ли продлить срочный трудовой договор по ТК РФ

В
законе
субъективный
критерий
небрежности
выражен
словосочетанием:
«могло
предвидеть»,
что
означает
способность
конкретного
лица
в
той
или
иной
обстановке,
при
наличии
у
него
необходимых
личных
качеств
(опыта,
компетентности,
образования,
соответствующего
состояния
здоровья
и
т.д.

Легкомыслие
и
небрежность
сходны
в
волевом
моменте.
И
в
том
и
другом
случае
отсутствует
положительное
отношение
к
возможному
последствию.
А
различие
этих
видов
неосторожности
состоит
в
том,
что прилегкомыслиивиновныйсовершаетдействиявнадежденапредотвращениевозможныхпоследствий,
апринебрежности виновномуволевыеусилияпредставляютсялибополезными,
либонейтральными.

От
преступной
небрежности
необходимо
отличать невиновноепричинениевреда (случай,
казус),
т.е.
такую
ситуацию,
когда
лицо
не
осознает
преступного
характера
своего
деяния
или
не
предвидит
возможности
наступления
преступных
последствий
и
по
обстоятельствам
дела
не
должно
было
или
не
могло
их
предвидеть.

Невозможность
предвидения
вредных
последствий
может
быть
обусловлена
как
личными
качествами
(низкий
уровень
интеллектуального
развития,
отсутствие
опыта,
стажа
работы
и
т.д.),
так
и
конкретной
обстановкой,
в
которой
совершались
деяния.

В
качестве
примера
случая
(казуса)
можно
привести
материалы
из
судебной
практики.

К.,
закурив,
бросил
назад
горящую
спичку,
которая
попала
в
лежавшую
у
дороги
бочку
из-под
бензина
и
вызвала
взрыв
паров
бензина.
При
взрыве
дно
бочки
вылетело
и,
попав
в
С.,
причинило
ему
смертельное
ранение.

Содеянное
можно
отнести
к
невиновному
причинению
вреда
(случаю
или
казусу),
так
как
в
обязанности
К.
не
входило
предвидение,
что
его
деяния
могут
вызвать
взрыв
и
причинить
именно
тяжкий
вред
здоровью
и
повлечь
смерть
потерпевшего.

В
ч.
2 ст.
28 впервые
к
деяниям,
совершенным
невиновно,
отнесены
случаи,
когда
лицо
предвидело
возможность
наступления
общественно
опасных
последствий,
но
не
могло
предотвратить
эти
последствия
в
силу
несоответствия
своих
психофизиологических
качеств
требованиям
экстремальных
условий
или
нервно-психическим
перегрузкам.

Новеллой
УК
РФ
является
ст.
27, в
которой
дано
определение
сложной
(двойной)
формы
вины.
Если
виновный,
действуя
умышленно,
причиняет
тяжкие
последствия,
которые
влекут
более
строгое
наказание
и
которые
не
охватывались
умыслом
виновного,
то
уголовная
ответственность
за
эти
последствия
наступает
лишь
при
наличии
неосторожности.

Сложная
(двойная)
вина
характеризуется
различным
отношением
лица
к
деянию
и
к
последствию,
она
возможна
лишь
в
материальных
преступлениях,
которые
содержат
последствия
в
качестве
самостоятельного
признака
объективной
стороны.
В
формальных
преступлениях
последствие
неотделимо
от
действия,
слито
с
ним,
а
поэтому
психическое
отношение
к
действию
и
последствию
является
только
однородным.

Г.А.
Кригер
справедливо
отмечал,
что
данную
форму
вины
следует
называть
сложной
(двойной).
В
этом
понятии,
по
его
мнению,
должно
отражаться
соприкосновение
умысла
и
неосторожности,
которое
не
приводит,
однако,
к
образованию
качественно
новой,
третьей
формы
вины*.

В
случае
наступления
более
тяжких
производных
последствий
необходимо
установить
каждую
из
форм
вины
(умысла
и
неосторожности)
отдельно
для
прямого
и
производного
последствия.
Это
дает
возможность
отграничить
преступления
со
сложной
(двойной)
виной
от
смежных
преступлений.

Наступление
более
тяжких
производных
последствий,
причиненных
по
неосторожности,
порой
превращает
основной
вид
преступления
в
квалифицированный,
отягчает
ответственность.
При
посягательствах
на
личность
установление
сложной
(двойной)
вины
позволяет
разграничивать
умышленное
убийство
и
иные
умышленные
преступления,
повлекшие
смерть
потерпевшего
по
неосторожности,
которые,
как
правило,
являются
менее
тяжкими.

Отношение
к
уголовно
противоправному
деянию
в
определенной
степени
предопределяет
отношение
к
последствию,
а
поэтому
в
абсолютном
большинстве
случаев
эти
отношения
однородны.
Отношение
виновного
к
последствиям
при
сложной
(двойной)
форме
вины
является
характерным
для
неосторожности.

Поскольку
сложная
(двойная)
вина
характеризуется
различным
отношением
лица
к
деянию
и
к
последствию,
она
возможна
лишь
в
материальных
преступлениях,
которые
содержат
последствия
в
качестве
самостоятельного
признака
объективной
стороны.
В
формальных
преступлениях
последствие
неотделимо
от
действия,
слито
с
ним,
а
поэтому
психическое
отношение
к
действию
и
последствию
является
только
однородным.

Итак, вина—этомногогранноепонятие,
характеризующеепсихическоеотношениевиновногокдеяниямипоследствиям.

Вина—определенноеинтеллектуальноеиволевоеотношениелицаксовершаемомуимдеяниюивозможнымпоследствиям.

Законодатель
формулирует
возможные
комбинации
интеллектуальных
и
волевых
процессов,
протекающих
в
психике
субъекта.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть
Adblock detector